...на одном дыхании (antysk) wrote,
...на одном дыхании
antysk

Category:

Дорогая опека. Курируйте нас, курируйте!

Созрела написать несколько абзацев про лето старшей дочки. Эта часть моего лета вышла вразнос. Но зато не скучали. Чуть собрались в кучку к сентябрю. Но зато с новым кульком опыта. Уткнувшись носом в собственные педагогические просчеты, я подбираю обломки отношений и клею их по-новой. И как и многие в таких ситуациях ищу в голове крайнего. И крайний у меня - опека. Ну кроме меня, конечно. Края ведь как минимум два. Так вот на одном краю крайняя я сама, а на втором все-таки опека, которая никак нас не сопровождает. Заходил бы какой милый психолог - я бы ему хоть по хвостам поплакалась. Пережив очередной взрыв мозга по поводу полной дезориентации и молекулярного распада, я зависаю на мысли, что может можно было и полегче? Если бы не своим лбом шишки, а может сопроводил кто...

Ну а пока что лето было такое. Дочка проходила практику в июне в магазине. В городе. А мы на лето всей семьей уезжаем на дачу. Дача в 10 км от города и в 25 минутах на электричке. То есть оч близко если хочешь ехать в свободное время на дачу и заниматься с младшей сестричкой. Но жутко далеко, если тебе 16 и хочется отрываться с друзьями по улице Немиге. Но я ж вроде как помню свои 16 и помню как мне хотелось удивленно хлопать накрашенными ресницами, слушая его истории. Или обсуждая с подружкой какие неправильные у какой-то нее туфли. Самый возраст этим заниматься. Поэтому весь июнь я проболталась между городом и деревней. Вывозя хоть иногда ребенка после практики в виноводочном отделе магазина на свежий воздух Птичи... Все ждала когда же закончится практика. И мы вместе ляжем на газончик и подставим ноги солнышку.

Но когда практика закончилась, работа не закончилась, Илонка - девочка исполнительная, зарплата мизерная, коллектив с радостью предложил ей поработать и дальше. А она хотела айфон. Который в нашей семье получить на 17-тилетие нереально, и действительно иначе как своей подработкой не получишь... Ну что делать? Жить в машине между Минском и деревней я уже больше не могла. Говорю: хорошо, работай, но переезжаем на дачу, будешь ездить из деревни, по минским меркам полчаса - не дорога, зато будешь рядом, будем все вместе. Захмурела моя девочка, мамочка, разреши жить в городской квартире, я все смогу сама, что ты мне не доверяешь, я же бы после работы могла в кино сходить, погулять с ребятами. Ребят тех я знаю, нормальные отрывные подростки... В общем, я сдалась, в первый раз. Закупила продуктов, обсудили простое меню, взяла 15 честных слов, что к нам никто не ходит, и что она все время ДУМАЕТ головой. И уехала. Но все равно ж приезжала я через день. Фиг с ней, с этой дачей, тут же дочь самостоятельность пробует. Демократию. Сначала было ничего. И готовила, и стирала свое, и постель застилала. Потом потихоньку началось. То трубку вечером не берет, то грубовато отвечает. То я приехала и гора грязной посуды, то белье мокрое уже позеленело, а потом приехала - вонь от невынесенного 2 дня мусора... А потом - совсем уже хамские ответы, а на просьбу хоть на выходные приехать на дачу - мертвое лицо и недоступный телефон. Одна тема для звонка: мам, дай денег на продукты. Ну как ты на продукты не дашь. Пробовала раз поговорить, второй. Отводит глаза и явно ждет когда я отстану. Я сдалась второй раз. Говорю: ты взрослая, 17 уже наступило. Решай сама, просто ответственность за свои решения ты будешь нести сама. Я поддержу тебя, но решаешь ты сама. Ок, грит, поняла. Я все буду сама. И решения и ответственность.

А к концу месяца она стала худая как палка, надины майки стала надевать. Оказалось, что она вообще не готовит, и продукты не покупает, деньги нужны. А сила к жизни слабенькая, иммунка подорванная предыдущими годами детдома, девчонка моя может не есть вообще. Голод как-то блокируется у нее в организме. И за месяц включился обратный процесс. Тот, с которым я ее забрала из интерната. Сьесть может 1 ложку, потом рвет. И одновременно с новостью, что она снова не может есть, выяснилось еще и что она начала курить. Угрозу беременности я не рассматривала, тут я верю ей, если бы уже прижало, она бы призналась мне. Раз говорит, что не оно, то значит правда снова просто анорексия. Любые попытки разговоров - слезы, отстаньте, я сама, мне хорошо. И объезжает по стеночке, потому как голодает уже несколько дней. На трех сушках, которые потом же и тошнит.

Я бы сдалась в третий раз. Ну я не понимаю что ей надо. Чем ей плохо и почему не жить просто в семье. Зачем вот эти трагедии и истерики. Зачем курить человеку с таким здоровьем, и как я могу повлиять на это? Отобрать деньги? Зашить карманы? Орать при обнаружении? Так я не умею. Целенаправленно орать. Я могу орнуть, если меня что-то застало врасплох, а потом я выдыхаю и строю разговор, нельзя обижать человека ором, объясняю свою позицию, слушаю что там с позицией со второй стороны - и мы решаем как будем строить жизнь дальше. Ну так взрослые люди решают свои вопросы. Дети орут, натыкаясь на одно и то же. От невозможности что-то решить приходится орать.
Так вот что делать и как выходить из пике я не знала. Решила сдаться. Я как-то так много сил вливала в эту область, что уже видимо перевлила. Ну не могу и не хочу больше. Но тут на мое удивление поднялся муж. Прослушав мое "Илонка начала курить, и я уже решила ее не трогать, потому что она не слышит, хочет в эту сторону - пусть, я не могу ей противостоять", он - обычно спокойный как медленный слон - поднялся и сказал: "Таааак. Мне надоело быть добрым отцом. Звони, чтобы сегодня же была на даче, буду с ней говорить".
Надо отдать должное Илонке - она меня в этот раз послушалась, приехала. Они говорили на веранде 2 часа. Я, гуляя с Иришкой ее километры, иногда приближалась к веранде на расстояние доступное для звука, и ловила обрывки: а потом мой друг передозировался и выпал из окна... я не позволю тебе так жить пока я твой отец и отвечаю за тебя перед самим собой... в моем доме курить нельзя... раз мать не справляется - будешь отчитываться мне...
И это почти все на повышенных тонах. Я, право же, думала, что у него нет таких тонов в диапазоне. За почти 20лет не слышала. Я - красавица, дети - солнышки, ребятки, и вдруг такой напор. Я ходила кругами и очень боялась, что она встанет и уйдет. Потому что он ее щемил и выставлял жесткие рамки. Приходить во столько-то, после работы - сразу на электричку, если задерживаешься по уважительной причине или хочешь погулять - звонить и отпрашиваться, не дозвонилась - твои проблемы, ключи от городской квартиры сдать, по питанию и возвращению в нормальный вес - проинструктирует мать. И только посмей ослушаться. Пойдешь под капельницу в больницу, не хочешь, чтобы выхаживала мать, будут выхаживать врачи.

Вот если бы со мной так жестко говорили родители в моем подростковом возрасте, я бы собрала котомку и ушла. Очень я резкая и горделивая была. По-хорошему меня можно было уговорить на любую генеральну уборку, а при попытке нажать - я сразу давала отпор. И если ставили рамки - то я непременно норовила их переступить. Ну хоть одной ногой. Потому, что с самостоятельным человеком надо договариваться по-хорошему. И сын, например, демонстрирует примерно такую же модель. По-хорошему - все что хочешь, мамочка, как нажим - так выскальзывает вообще. Вот я стояла за углом и боялась, что она уйдет. Жить к подруге. Если не совсем уйдет. Потому что даже на мои мягкие просьбы и ласковые слова она разворачивалась. А на такой нажим - стопудов сорвется.

И что? Она сказала: хорошо папочка, спасибо папочка, не буду папочка, ключи вот, дай мне пожалуйста расписание электричек. Мамочка, как мне быть с животом, меня правда после первой ложки тошнит.
Блин! Я ничего не понимаю в этой психике, в этой голове, в этом поведении. Давясь своим удивлением, расписала режим питания, какой фермент с первой ложкой, какой пробиотик между приемами, какой на ночь, таймер на еду. Прозвенел - уходишь из-за прилавка и идешь съесть 2 ложки из ссобойки. Не берешь ссобойку - не идешь на работу. С собой в электричку - разводишь детское питание вот из этой пачки... Спасибо мамочка. Когда мы будем мыть окна к новому учебному году?

За неделю дробными кашками, иришкиными американскими ферментами и готовыми аминокислотами - вытащили на безрвотное состояние. Еще за неделю - на нормальный стол перешла, наворачивает тарелку супа и потом идет словить из кастрюли пару фрикаделек на добавку. Сигаретами не пахнет. Гулять с ребятами отпрашивается. Если задерживается - звонит. Еще через неделю обнимаемся, говорю: девочка моя, что с тобой было такое? Я так сильно не люблю, когда вместо тебя приходит домой балконная девочка. Какое счастье, что ты снова вернулась, а балконная ушла на балкон. Отвечает: мам, я сама так рада, что я вернулась. И я не знаю что это было.

Моя демократия в случае с этим отдельным ребенком - ВРЕДНА. Она ей не то что не во благо и не в учебу совсем. Этот мой особо ценный приз в виде самостоятельности катастрофически быстро разрушает ее. Включается какая-то вирусная программа. Вот как только вольница и доверие - так сразу сносит крышу. Как только четкие указания откуда и насколько, как только в сторону церемонии что ребенок мол обидится, что я ей не доверяю - так сразу все в порядке. Телефон всегда доступен: да, мамулечка! сможешь забрать меня из магазина сегодня?

Так что, дорогая опека! Ну что ж вы нас не сопровождаете, елки. Мы же можем однажды и не склеиться назад. И уж по крайней мере такие тупые образцовые матери как я не набивали бы таких шишек себе и ребенку.
Tags: Илона, приемные дети, психология, реабилитация, семья
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 80 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal